«Сценарии балетов» II. Разрушение стереотипов Два стихотворения в прозе

How can we do better next time?

1.            Поднимается занавес.

 

Темнота. Медленно проявляется бело-синий свет. Маленькое «окошко», выхваченное в темноте лучами двух прожекторов. Сперва в нём видны руки женщины. Чуть погодя… - что её на поднятых над головой ладонях держит мужчина. Он стоит, потом начинает поворачиваться и очень медленно двигаться к краю сцены.  Неожиданно появляются ещё две точно такие же пары. Они «проплывают», не замечая  присутствия друг друга. Зрителю кажется, что пары неживые, застывшие, заколдованные, что ни мужчины, ни женщины не в состоянии шелохнуться, а перемещает их кто-то невидимый, находящийся под сценой, вцепившийся мужчинам в ноги. Но когда это обманчивое чувство почти перерастает в уверенность, пары начинают сближение. Мужчины остаются прямыми. Ноги женщин, распахнутые в шпагате, возлежат на ладонях мужчин.  В тот момент, когда стопы балерин едва  не касаются друг друга и возникает «скрытый» треугольник, балерины начинают делать лёгкие движения  руками очень незаметно раскачиваясь.

 

Подчиняясь движению невидимого маятника, мужчины принимаются ходить по кругу. Женщины раскачиваются сильнее. Мужчины - припадают на одно колено отставляя назад другую ногу, и постепенно садятся в шпагат. Женщины разматывают опоясывающие их ленты, соскакивают с ладоней и начинают движение на носках вокруг мужчин, которые тянут к ним руки. Постепенно они все шестеро ложатся, сильно изогнувшись, образуя два полукруга с проходом. Через него очень медленно идёт  пара «в белом».  Прожектора освещают их ярче лежащих и время от времени поднимающих руки.

 

Цвет одежды лежащих танцоров, на самом деле не белый, как это казалось в начале, а  светло-голубой. Пара продолжает подобие танца:  наискосок из дальнего левого к ближнему (правому) краю «прохода». То партнёр поднимает партнёршу, то она вырывается из его объятий, но не убегает. Очень медленно они двигаются через «фигуру». Он её удерживает за пальцы, а она всячески выказывает стремление двигаться вперёд, делая ласточку и выказывая свободной рукой желание вырваться. Она рвётся вперёд, но он непоколебим. И даже наоборот, слегка пятится назад. Какое-то время они пытаются двигаться туда-сюда по очереди: крутясь вокруг ноги, вытягивая руки в разных направлениях, делая ласточки и циркули. Опять - маятник. Никто не уступает. Никто не побеждает.

 

И тут становится заметным, что дальний край сцены ожил, что это не чернота декораций, а мужчины в чёрном трико. Они приближаются растянувшись цепочкой со скрещёнными через одного руками, иногда делая слишком широкие выпады вперёд, иногда немного отступая, но в целом продолжая движение вперёд.  С краёв сцены к ним примешиваются женщины. Волна «черноты» (не только мужчины, но и женщины одеты в сплошные трико с капюшонами) надвигается.

 

«Капризная» парочка застывает в нерешительности. Лежащие - слегка приподнимаются, и чёрные  (расцепившие руки) сначала  хаотично проходят «чрез них», а потом начинают с ними танцевать и в танце уводят всех за сцену. Едва танцоры в голубом и солисты исчезают, как на сцену отовсюду выплёскиваются  красные и жёлтые. В свою очередь, они начинают вовлекать чёрных… в танец. Чёрные соглашаются, но танцуют дёргано, неприятно для наблюдающих за ними. Жёлтые и красные пытаются смягчить их движения. Танцующие пары образуют полукруг, (уходящий в глубину сцены) и вдруг (длинными прыжками, словно слетая с неба), появляются двое зелёных:  женщины в зелёных трико. Пока они солируют,  незаметно «вылетает»  (из центра полукруга, который на секунду расступа-ется), ещё одна зелёная танцовщица: только не в трико, а в юбке, и не в капюшоне, а в шапке со звездой. Ненадолго троица становится центром внимания.  Тем временем с двух сторон сцены возвращаются  солисты в  белом. Они стремятся друг к другу. Едва  паре удаётся соединить руки, как зелёные разлучают их. Две - уводят девушку, а та, что со звездой, увлекает мужчину. Полукруг  черных и жёлто-красных медленно отступает за сцену. Цвета задней декорации постоянно светлеют. Чем ниже, тем ярче.

 

На сцене остаются трое зелёных и двое белых. Белые продолжают попытки воссоединиться. Они отталкивают зелёных, но те возвращаются. Наконец, солистам удаётся взяться за руки, а трое зелёных разбегаются налево, направо и (та, что со звездой) назад. Едва она исчезает, как на сцене «совсем светает», и посреди задника, окрашенного в цвета утреннего неба, загорается яркая одинокая точка – звезда, явно символизирующая Венеру.

 

 

2.            По сцене прохаживаются туда–сюда, как на главной улице большого города, чёрные в цилиндрах и перьях (соответственно).  Жёлтые и красные - вперемешку в юбках поверх трико или колпаках арлекинов с двумя ушами-рогами и колокольчиками. Недолго они ходят тремя несмешивающимися  потоками, потом жёлтые и красные образуют пары. Потом с ними смешиваются чёрные.  Постепенно эта живая масса занимает всю сцену.

 

Вдруг в этой толпе начинают мелькать шестеро в голубом. Они всячески пытаются соединиться, но трёхцветная толпа им не даёт. Как-то им удаётся протиснуться на передний край, хотя и разрозненным. Через  всю толпу просачиваются трое в зелёном. Голубые соединяются, зелёные пытаются протиснуться через них, но теперь голубые, будто забыв о своих недавних трудностях, не дают им этого сделать. В результате, возникает цепочка. Зелёные  стоят через двух голубых… и тут с двух сторон снова выскакивают двое танцоров в белом.

Зелёные сразу разрушают цепочку голубых и снова мешают солистам.

 

Постепенно «толпа» отступает, но не уходит со сцены.  Голубые занимают их место. Зелёные – перед ними, а солисты самый центр. Пока они обнявшись танцуют – все остальные начинают смыкаться вокруг: треугольник зелёных, потом кольцо голубых и постепенно толпа красно - жёлто – чёрных (они снова распределяются слоями). Они смыкаются.  Все исчезают в кольце чёрных, и только вдруг, на секунду, на руках солиста над толпой поднимается звезда шапки зелёной и тотчас исчезает. Одновременно появляется солистка на руках троих голубых и так же быстро исчезает. Чёрные смыкаются и вытесняют всех назад.

 

 

3.            По сцене торжественно, почти маршируя (похоже на начало второго акта), ходят чёрные, жёлтые и красные, только теперь на жёлтых и красных - чёрные куртки. Чёрные приглашают их  на танец. Во время танца вновь объявляются шестеро голубых. Они становятся третьими в каждой танцующей паре и снимают с жёлтых и красных чёрные куртки. Те возвращают свой цвет.  Оказывается, что черные куртки на самом деле двухцветные.  Голубые выворачивают их и, пытаясь надеть цветные куртки на чёрных, увлекают их в танце.

 

Основная масса чёрных стоит и наблюдает за происходящим. Цветные, оставшиеся без партнёров, сперва смешиваются с рядом стоящих чёрных на заднем плане, а потом исчезают за ними. Чёрные, танцующие с голубыми, опомнившись, сбрасывают куртки, но продолжают танцевать. Достойно, хотя и с нарастающим напряжением.

 

Постепенно чёрные отталкивают голубых и образуют свой круг справа сцены, а слева сцены образуется круг голубых. Круг голубых всё растерянней, а круг чёрных всё зловещей.  В какой-то момент в кругу голубых возникает пара солистов. Танец чёрных становится очень мрачным, и… на сцену вылетают трое в зелёном. Одна - пробегает через круг голубых, постепенно разрывая  его. Другая разрывает круг чёрных, а третья (со звездой) пляшет  в самом центре сцены. Начинается хаос. Солисты исчезают. Чёрные и голубые начинают охотиться друг за другом. Трое зелёных танцуют сами по себе.

 

Постепенно основная масса отступает назад. Шесть пар чёрных и голубых как-то охватывают трёх зелёных и превращаются в смешанную цепочку. В широкой полосе сцены (между цепочкой у края и толпой сзади) появляются солисты. Когда они с двух сторон подходят друг к другу – цепочка разрывается (на той зелёной, что со звездой) и разбегается налево и направо. Звезда пытается помешать паре, но убегает, а задние, как по приказу - уходят за сцену. Танец солистов проникновенен и тревожен. Они обнимаются и озираются, и ждут чего–то. Ждут, что их разлучат…

 

Когда надрыв их танца достигает накала, из-за сцены (сзади), как «выскакивающие от напряжения гвозди», возникают один за другим чёрные. Когда  они растянувшись  через интервал занимают весь задник сцены, красные и жёлтые начинают проноситься перед ними: между ними и солистами.  (Танцоры мечутся по сцене в плащах и шарфах, которые развиваются и создают красно-жёлтые волны.)

 

Жёлто-красные образуют шесть колонн, движущихся  вперёд к краю сцены. В который раз разлучённые солисты оказываются слева и справа от этих шеренг. Чёрные стоят, как вкопанные, а во главе колонн оказываются шестеро голубых. Кажется, что каким-то странным чудом, именно голубые оказываются во главе  - командовании красных и жёлтых. Они поворачиваются к зрителю спинами и взмахивают руками. Как под гипнозом, шесть колонн замирают. Голубые начинают танец между ними смотря друг на друга, но не сближаясь, а мечась между колоннами цветных. Чёрные сзади продолжают стоять не шелохнувшись  и непонятно: они замерли или они не дают никому уйти за сцену.

 

Наконец, голубым удаётся оттеснить колонны за края сцены. Когда последние шеренги исчезают, мимо уходящих голубых, (которые не прикасались к цветным, а только плавными движениями рук заставляли тех отступать)  появляется пара солистов. Они танцуют с отчаянием и грустью, и постепенно к ним сзади (между чёрных) выскакивает та, что со звездой, а слева и справа две другие -  зелёные. Солисты, кажется,  не замечают их приближения,  а они уже и не пытаются их разлучить,  а делают как бы оберегающие движения руками над ними.

 

Непонятно. То ли солисты умирают? То ли засыпают? То ли переносятся куда-то? Непонятно - зелёные их убивают, или  спасают,  или облегчают страдания?  Они заколдовывают их или, наоборот, спасают от заколдованного окружающего мира?

 

Непонятно.

 

Чёрные начинают хаотично: (кто-то) выдвигается на сцену, а кто-то исчезает за ней.

 

Получаются шахматы.

 

Между чёрных шахматных фигур крадучись выступают жёлтые и красные. Их немного, гораздо меньше, чем в танцах. Они с каждым шагом группируются, как и чёрные. При этом они делают движения, похожие на пляски шаманов, пытаясь разогнуться, но с каждым шагом это всё труднее. Когда они занимают свои шахматные позиции, они оказываются в положении на корточках (с выгнутыми спинами, опущенными головами) и сами себя охватывают за колени. На переднем плане герои-солисты на секундочку вскидывают руки: то ли во сне, то ли…  Трое зелёных накрывают их собой. Та, что со звездой - последняя взмахивает руками и тоже склоняется над ними.

 

Занавес.

Композиторы

1214

«Сценарии балетов» II. Разрушение стереотипов Два стихотворения в прозе

© 1997 - 2019 by Mikhail Mazel

​В Соцсетях: 

  • Facebook Social Icon
  • Vkontakte Social Icon
  • Twitter Social Icon
  • YouTube Social  Icon