Последние обновления: Июнь 2020 года. Доступны 1600+ стихотворений. (20 поэтических сборников). Поиск!

   Внимание!! Уважаемые посетители, сайт находится в стадии отладки. Возможны сбои! 

   Все стихотворения доступны для чтения и комментирования. Работает сортировка по книгам, названиям, первым строкам и датам написания. Так же работает поиск по одному и нескольким строкам.

   Пожалуйста, если вы будете оставлять отклики указывайте название или номер стихотворения, так как форма отзыва общая на все стихотворения.

   Автор - Михаил Мазель выражает глубокую признательность всем кто заинтересовался его творчеством и рад общению.

   Если вы пришли сюда из формы поиска, открыв текст стихотворения в новом окне, просто закройте это, и продолжите изучение творчества Михаила. Если Вы пришли на эту страничку по ссылке, то список книг, стихотворений и формы поиска по всем стихотворениям за 33 года - находится тут: [ПЕРЕЙТИ К СПИСКУ]

Маленькая поэма о пистонах и диафильмах

В ожидании птицы нагай

          …… Ансару А., Шурику А., Илье Х., Серёже А., Саше З. и Гарику

          а так же памяти Саши Левина и Саши Кутузова

1. Дети мирного неба

 

Ни один не хотел быть фашистом

                                            (понятное дело).

Мы боролись до ссадин

                       за детское право не быть.

Мир казался большим

                           далеко выходя за пределы

трёх соседских дворов…

                           … да, бросались

                                            глаголом “убить”.

 

Дети мирного неба. Не знаю

                                 на счастье иль горе

не вдавались мы в смысл “понарошек”,

                                                  считая до трёх,

и по новой - до криков “домой”

                                          не ища аллегорий…

Что поведает гриб (над песочницей)

                                           в белый горох?

 

Но игра есть игра.

           По три раза кидали мы жребий.

Плюс – “суровый” дворовый закон:

                                    “никаких поддавков”.

Для чего? Просто так,

                      однозначно, что не на потребу

ни одной из “великих идей”.

                                (Мы не рвали оков).

 

Можно было кидаться снежками

                                        так, просто без смысла,

да и брызгаться в брызгалки

                                       летом хватало воды.

Мы играли в войну сознавая:

                                     “она - не нависла”.

Мы играли в войну, потому

                           что не знали беды.

 

А потом? Надоело

                       делиться на группы дворами,

да и взрослые косо смотрели

                            на “вражеский жест”.

“Вы играйте иначе, без этих

                                  приподнятых прямо

рук…” Ведь мы понарошку.

                             Мы глупые?.. Жесть!

 

Да,.. порой мы вне игр обзывались “фашистом”.

                                                  За дело?

Больно было до слёз. Лучше – в глаз.

                                      Лучше – “трус” и “дурак”!

Видно что-то в крови нашей детской

                                          такое сидело.

Тридцать лет после той настоящей….

                                          … мирились без драк.

 

Мир казался большим, и пускай неосознанно, -

                                                               мирным.

Мы играли в войну

                   расширяя границы двора.

За “побеги” частенько стояли

                            по комнатам “смирно”,

но куда там…  “… смотрите, опять

                                        понеслась детвора”.

 

Каждый год я мечтал о железном

                                            большом пистолете.

Получал в день рождения, терял… и

                                                  по новой просил.

“Может быть… перед школой. Не раньше,

                                                чем кончится лето”.

Плакать? Стыдно. А где отыскать

                                    на терпение сил?

 

Мы росли. Мы взрослели и всё же играли.

                                                       Иначе.

Враг был вымышлен. Как с ним сражаться

                                                           хватало идей.

…..

Так и жил,.. но однажды услышал: “Любезный

                                                               мой мальчик,

даже палки порою стреляют:

                            не целься в людей”.

 

 

 

2. У фильмоскопных камельков

 

По вечерам они смотрели диафильмы,

оставив дома пистолеты и мечи,

неся в коробочках реликвии фамильные

и на верёвочках под майками ключи.

 

Они кидали жребий после улицы,

закончив фрицев бить и беляков.

К кому... (порой чумазые, без пуговиц)

присесть у фильмоскопных камельков?

 

Опять кидая жребий свой нехитрый

решали (иногда слегка бузя),

кто крутит ручку, кто читает титры…

И жизнь текла, как диафильм скользя.

 

Так и росли, а жизнь меняла правила.

Не вдруг перехотелось им играть…

Иные диафильмы предоставила

восьмидесятых вторгнувшись пора.

 

Пора взрослеть, учиться и раздаривать

свой арсенал. “Ты вырос, перестань

жалеть игрушки…” Дальше? Дальше марево.

Войной - не играми вошёл …

 

3. Без прелюдий

 

А бабушки боялись этих игр,

хотя и покупали мне пистоны.

Я молча рисовал подбитый “Тигр”

и игр (пока) не открывал кингстоны.

 

А бабушки просили в них не целиться,

не зиговать (да,.. в играх) и… вздыхали.

И повторяли, что мука однажды смелется.

А “Тигры” на рисунках полыхали.

 

Я возражал, что это понарошку

и что смешно стрелять, когда не слышат.

А бабушки смеялись: “Наш хороший,

зачем стрелять, ведь есть для чтенья книжки.”

 

“Два братика однажды вскрыли ящик

стола найдя патроны с пистолетом.

А пистолет был самый настоящий.”

Что было после?.. Страшно. После? Лето.

 

Я помню ту печальную историю,

Погибший мальчик и погибший папа,

не переживший… Частыми повторами

меня пугала бабушка?.. Я плакал?

 

“Пойми, малыш, стреляет даже палка…”

Чем дольше я живу, тем больше верю.

И мальчиков мне было очень жалко,

и всё-таки я вновь “стрелял” за дверью.

 

Чуть погодя, лет в восемь, может в девять,

мне рассказали так, чтоб не смутился,

не испугался (надо было сделать)

про Бабий Яр, про лагерь в Саластпилсе.

 

Я стал тогда “стрелять” во время фильмов,

незримо помогая в схватках нашим.

Я ощущал себя большим и сильным.

И я не чувствовал, но становился старше.

 

И Саластпилс, и Бабий Яр, и люди,

которые однажды были нами…

Так делаются игры без прелюдий 

и памятью, и просто именами.

 

4. “Открытие Америки”

 

Сперва пешком, потом чуть-чуть трамваем,

потом метро… Как много люстр и мрамора…

Не от усталости - глазами я “зеваю”.

Куда мы едем? Далеко. Почти что за мо’ре.

 

Когда тебе и шесть, и семь, и восемь,

путь в  “Детский мир”  - открытие Америки.

И что с того, что послезавтра осень.

Учёба ведь не повод для истерики.

 

Скорей купить тетрадки, ручки, ластики.

Ботинки, брюки, шапочку и куртку.

И к маме так и сяк прижавшись ластиться:

“Давай задержимся немного. На минутку.”

 

“Мы договаривались. Помнишь? Или-или.

Ну? Диафильмы? У тебя есть список?”

Пистоны? Ох, пистоны… Нет,  - о Тиле!

Две серии! Момент блаженства близок.

 

Я обладатель целого сокровища.

Король на предстоящий длинный вечер.

Я знаю, Тиль мой станет центром сборища

детей соседских… Счастье - недалече.

 

А что пистоны? Жалко… Очень хочется.

Но обещанье… Может быть похныкать?

Домой мы едем. С края глаз щекочется.

Но я - солдат. Слезам я должен цыкать.

 

 

5. Без нудных сентенций

 

Кто такие фашисты? Враги и… фашисты - не немцы.

Как-то сложно… Сложнее банальных “чужой” или “свой”.

Мы ведь дети, нам надо попроще, без нудных сентенции.

Мы играем в войну. Тёплый ветер играет листвой.

 

Всё что знаем: раз - мирное небо синеет над нами,

два - Победа была, три - а в мае случится парад.

Мы “воюем”. Сражения нас не пугают тенями.

Не убив побеждаем. “Ты этому, мальчик мой, рад?”

 

Диафильм нашей памяти… Краски с годами тускнеют.

Надо помнить, но что?.. Да хотя бы – мы были добрей.

Мысль о детстве яснее, и снова сливаюсь я  с нею…

в “Детский Мир” за пистонами еду опять в сентябре.

 

6. И как Икар

 

Никто не хотел быть фашистом… Я помню тот запах

пистонов и плёнки: когда долго–долго разглядывать кадр.

Смотрю и вдыхаю, пытаясь проникнуть в себя тихой сапой…

И пахнет, как в детстве, и что-то всплывает… Тот кадр, что Икар…

1326

1089

© Стихотворения, дизайн Михаил Мазель. Иллюстрации или авторские рисунки или авторские коллажи. Исходники для коллажей - авторские и из Интернета.

Автору будет приятно "услышать" Ваше мнение:

Пожалуйста, указывайте в откликах  номера или названия стихотворений

© 1997 - 2020 by Mikhail Mazel

​В Соцсетях: 

  • Facebook Social Icon
  • Vkontakte Social Icon
  • Twitter Social Icon
  • YouTube Social  Icon