top of page

Дорога к нам

Моя "Пушкиниана" в день 222-летия поэта


Друзья!

Перед вами почти два десятка моих стихотворений за период в 30 лет так или иначе связанных с именем Александра Сергеевича Пушкина. Это и посвящения, и стихотворения с эпиграфами, и даже "фантазии". Некоторые - не имеют "прямых" отсылок или "пересечений", но по каким-то (моим внутренним причинам) включены в этот "цикл", а вернее - в эту "подборку". Ваш Миша Мазель




Содержание

Вечер с томиком Пушкина

Пушкинский урок

Клякса

Вечер предстоящего снегопада

Когда нет слова в языке

Митя и Додик

Над моей надеждою…

Из Поэмы 'В городке с «Нескучным Садом»'

Вторая бессонная ночь под портретом Булата Окуджавы

Дорога к нам

Букварное

Окуджава в Нью-Йорке или от Анны к Анне

Поиски найденного

Не в альбом

Баллада о нетускнеющем серебре

Шажок к шажку

За шаг до лёгкого озноба

Поиски найденного

В глубине неверья


Вечер с томиком Пушкина


То - ли ветер воет,

то - ли кто-то плачет,

не печалься, детка,

будет всё иначе.

Будет всё как прежде,

будет даже лучше.

Это всё рулетка -

глупый грубый случай.


Всё изменит время.

Это только ветер,

это только дождик

хлещет в окна плетью.

Сказка возвратится

присказки чудесней.

Медленно ложатся

строчки новой песни.


Заложи листочком

как закладкой томик.

Будет завтра утро,

тихо будет в доме.

В стекла постучится

ветер... И надежда

сквозь окно ворвётся

с солнцем как и прежде.


10/27/97

Нити дорог

© Миша Мазель

84 # 392




Пушкинский урок


Мы все читали о дуэли,

о Чёрной Речке, белом снеге.

И восклицали: - "Неужели,

он вправду разминулся с нею?!"


Закрыты школьные тетрадки.

"… Будь Натали не близорукой… "

И дети строили догадки,

но не тянули дети руки.


Ах, эти вечные "А что бы?!.. "

Истории любимый козырь.

Лежат за окнами сугробы.

И красным кровь,.. А может, розы.


В тот день не ставили отметки

и вызывали тех, кто хочет.

"… Он был стрелок довольно меткий… "

Две даты. Между - чёрный прочерк.


Учебник. Белая бумага.

И сорок пар горящих взоров.

За окнами на стеклах - влага.

"… В нем Ганибалла буйный норов… "


Года пройдут - возьму я книжку,

перелистаю эти строки.

С уроков бегал я вприпрыжку.

Смеялся вслед учитель строгий.


Страница. Снова "буря мглою".

Страница "дядя честных правил"

Колол соседа я иглою…

Учитель двойку мне поставил.


"… Вознёсся выше он главою… "

И с няней пил он чай у печки.

Снег сыплет белою крупою,

и кони мчатся к Чёрной Речке.


2/15/99

Синий вагон метро

© Миша Мазель

314 # 495




Клякса

"Кто-то честный, правдивый со сказки

Снял волшебную старую маску..."

Дина Баймухаметова


Дине Баймухаметовой



Не ищите на сказках маски.

Не пытайтесь и скрыться из сказки.

Будь то Андерсен, Гауф, Пушкин...

Суждено нам стоять на опушке

и решать у знакомой развилки,

как сгубить темперамент наш пылкий.

Вот банальная вылезла фраза,

что пытаться дают три раза.

Вот и маску слегка поднимаю:

ведь, ответы все с детства зная,

не могу, как назло, их припомнить,

изрыгая из горла комья...

И уже позабыл, что был прыткий...

И на деле - одна попытка...

Хоть и верил я с детства сказкам -

в сердце знал, что я в тексте - клякса.


11/4/01

Синий вагон метро

© Миша Мазель

395 # 585




Моментальное и вечное

(Вечер предстоящего снегопада)


Что наша жизнь...

А. С. Пушкин



Только ты. Только здесь и сейчас.

Только так... Ты со мной? Я не знаю.

Улыбайся. Не надо с плеча:

не забудь, что шкатулка резная.


Ты найдешь? Я найду... Хорошо.

Ты дойдёшь? Я дойду. Будь уверен.

До сих пор этот пазл не решён.

Может, снова мы ходики сверим?


Нету связи ни с чем. Вновь разбег.

Ты уже победил, если веришь.

Просто в эту минуту шёл снег,

о котором писать ты умеешь.


Всё что было, что будет – твоё,

Только ты вновь иной и далече.

Ты в себе отразил водоём.

Ты почти повстречал этот вечер.


6/22/07

Прогулка по росе

© Миша Мазель

710 # 946




Когда нет слова в языке


Великая актриса Фаина Раневская позволяла себе

крепкие выражения. Когда ей сделали замечание, что

в литературном русском языке нет слова "жопа",

она ответила — "странно, слова нет, а жопа есть... "



Как вылезти из?.. Опа!.. Да никак.

Не то что ты… Наш век - сплошной "шлимазл".

Не стоит так глядеть на двойника

коль сам его, любя, однажды сглазил.

И бормочи теперь про путь назад,

найти пытаясь пороскошней рифму...

Как не крути, а всё выходит "зад".

Как он далёк от знойного Коринфа(1).


Они придумали себе других богов.

Тебе-то что. Ты ни в каких не веришь.

Всё избегаешь кроличьих бегов

и бродишь... Кто ты?.. Капуцин? Кто?..

Дервиш?..

А могут ведь копеечку отдать.

Тогда не станешь предрекать болото?

Но что это? Дверной звонок «Та-Да».

И?.. Кто-там? «Тут искали позолоту?»


А говорят, такого слова нет,

как нет плохой поэзии и вкуса.

Вкус это что? Вкус- это камуфлет(2).

- К вам девушка. - Откуда? Из Тарусы?

- Похоже, мы приехали? Почти.

- Мешает что-то? - Белый лист и Parker.

И черный лист: квадрат. - Квадрат? – Учти,

пропорешь – полетишь один: не в спарке(3).


Безмолвствует народ, который век.

Куда, куда вы удалились? Тут я.

А в небе расцветает фейерверк

и освещает новое распутье.

А ведь при всём я знаю, что хочу,

притом, что не ханжа, не пуританин,

я глобус, ставший вычурным, верчу.

Благословен ли тот, кто неустанен?


Народ ли шепчет за стеной «Да здра…»

(не о царях, не о кумирах даже)?..

Поможет выбрать мех его мездра(4):

её отсутствие искусственность подскажет.

А как нам быть с материей иной,

когда окажется… что нет такого слова?

Я в Киеве торгую бузиной.

Поддерживаю дядьку пожилого.


3/13/11

(1)Коринф – город, в одно время славившийся

оргиями, развратом и роскошью.

(2)камуфлет – подвох (а также взрыв снаряда без воронки

или подземный взрыв мины для разрушения минных работ противника)

(3)спарка – двухместный самолет для пилота - инструктора и стажера

(4)мездра – нелицевая сторона кожи или шкуры, важна при выборе,

скажем, шубы. В искусственных шубах ее нет.

Штрихами по воде наискосок

© Миша Мазель

856 # 1092




Митя и Додик

Д.Д.Ш. и Д.Ф.О.



Здравствуйте, Митя. Треск.

Здравствуйте, Додик.

Может быть завтра? Нет, лучше сегодня.

Треск. Это рвётся в окно юный дождик.

С цифры двенадцать?.. Как будет угодно.

Вам непонятно? И мне непонятно…

Чуть побыстрее? Пункт тридцать четыре.

То от дождя расплываются пятна

и через треск проступают… Черты ли?

Просто беседа Давида и Димы.

Некое престо. Всё влёт с полуслова.

Пункт сорок восемь. Снега проходимы?

Пункт сорок девять… (Тот треск промысловый?)

Да? Сто двенадцать. Не цифра – страница.

Чуть меньше “ре”… Треск – щепоткою соли.

Даже не пробуй: не посторонится

и… не припрятать треск на антресоли.

Магия цифр или таинство речи?

Меньше и меньше вещей нам в диковину.

Дождь повзрослевший, стуча, не перечит

мыслям, что вдруг устремились к Бетховену.

Как его звали? Все знают, что Людвиг.

Как его звали друзья и родные

в узком кругу без торжеств и прелюдий

вечером с пивом смеясь в выходные?

Дождь за окном созидает орнамент.

Гении… Гении – смертные люди.

Их нарекают, как нас, именами:

Пётр, Александр, Антонио, Людвиг…

К ним обращаются ласково мамы,

братья и сёстры, друзья и подруги.

“Знаешь, брат Пушкин”… Сознанье шаманит.

Полно… Не хмурьтесь. Я – не с перепуга.

Додик… Вот тут всё так быстро, как градом…

Очень? Ужасно. Особенно двести.

А в остальном – несказанная радость.

Будто я сам… пусть звучит неуместно.

Митенька, право,.. как будто Вы сами.

Додик, в каденции Вы – мой соавтор.

Треск,.. словно время меж их голосами.

Всё?.. Убегаете? Значит, – до завтра.

Додик и Митя. На “Вы”, но с любовью.

Дождик пытается спрятать старенье.

Треск… и стекло от слезинок рябое.

Воздух наполнил процесс претворенья.


8/22/13

*) На самом деле слова о каденции

принадлежат не Д.Д.Ш., а А.И.Х.

Эффект присутствия

© Миша Мазель

956 # 1192




Над моей надеждою…

(Ночное бдение за письменным столом

под фотопортретом Булата Окуджавы,

подаренным мне автором – Леонидом Лубяницким)


Грустный Окуджава смотрит на меня.

Вот уже которую вечность я ни дня

не провёл без взгляда над моим столом,

где скриплю усердно сам байтом и стилом.


Грустный Окуджава – он смотреть горазд.

Столько в этой горечи мудрости и бразд

помыслами… Хочется вечность изменить,

а не получается и некого винить.


Грустный Окуджава “про” он и “при” нас

промыслом старательским отыскал Парнас,

с кем-то поделился ходом потайным.

Стали солнца бликами всполохи Войны.


То он нам про Пушкина. То – про трёх сестёр.

Над моей надеждою взгляд он распростёр.

Вечность – производная следствий и причин.

Грустный Окуджава просит: “Не кричи”.


Грустный Окуджава… Над столом парит

вечности подарок. Голос говорит

тихо, неразборчиво. Слушаю. Пишу.

Грустью поделиться мысленно прошу.


Тени на пороге слышат скрип пера.

Вечность исхитрилась, спряталась в спираль.

Полно кнопкой щёлкать на исходе дня.

… Окуджава знает, как щелчки саднят.


Собственно, о чём я? Ночь, стена, портрет.

Выполз червь сомнения – вечности полпред.

Я гоню упрямо долгожданный сон.

Грустный Окуджава знает, есть резон.


5/9/16

В ожидании птицы нагай

© Миша Мазель

1062 # 1299




Из Поэмы 'В городке с «Нескучным Садом»'

1. Стайка воробьёв (И... не наоборот)


Дождусь я лучших дней

и новый плащ надену,

чтоб пред тобой проплыть...

Булат Окуджава из песни

«Заезжий музыкант»



Когда рождая свет приходишь ты под утро,

стараясь не шуметь, заныкав поцелуй,

сквозь жалюзи ресниц я вижу снег на куртке.

До неприличия бел сей гордый чистоплюй.

Ты вновь бродил всю ночь. Потом курил в подъезде.

Я всё это сама... И тут хоть плачь не плачь...

Я жду... придёт весна в наш городок уездный:

ты с вешалки возьмешь подаренный мной плащ.

Тебя не соблазнить пуховым одеялом

приди и разбуди меня уже скорей.

Ах гордость..... Отпусти... Тебе всегда всё мало.

Дай шанс мне прошептать заветное «согрей»!

Наверно это сон. Всех нас придумал Пушкин,

а Шпаликов – наш двор, а Сухарев – гудок.

«Труба, трубы, трубе...» – мы все сейчас на мушке

биноклей.... Новый плащ... Заезжий... городок.

А белый теплоход как символ отступленья

томится до весны как речка подо льдом.

Тебе как и ему не вырваться из плена

сомнений. Я молюсь, но верится с трудом.

Ты говоришь февраль не время для решений,

но всё уже решил... Я не согласна, чёрт.

Вслед лопнувшей трубе в раскопанной траншее

будильник зазвонит... Секунд наперечёт.

Я помню голубей на площади в Сантьяго,

и аиста в Сент-Клу, и воробьев... вон тех.

Чирикают себе, зовут весну трудяги,

по зернышку клюет совсем не для потех.

Там нет иных задач. Здесь нет иных скрещений.

Здесь тот же музыкант играет на трубе.

Я завтра получу опять своё прощение.

Ты дашь мне новый шанс смеяться и робеть.

Вдоль палубы вдвоем... Не тени и не блики.

Заезжий музыкант играет нам фокстрот.

И стайка воробьёв вот-вот начнет чирикать.

Да будет это так и не наоборот.

8/9/18

Сиеста в заповеднике драконов

© Миша Мазель

1247 # 1484




Вторая бессонная ночь

под портретом Булата Окуджавы

Из «Диптиха о жребии и терпении»


У Булата Окуджавы много лет печальный взгляд.

В нём величие державы, в нём победы, что болят,

скрип повозок, конский топот, выстрелы

и женский плач.

Входит в пробку плавно штопор. Где-то точит меч палач.

У Булата Окуджавы в песнях слово есть одно.

Пушкин, Моцарт, мастер Гриша… и солдатик заводной

в поздний час болтают дружно о насущном и былом.

Заблудившись, аист кружит в чреве сумрака бельмом.

У Булата Окуджавы был и будет юбилей.

Он вздохнет в сердцах: пожалуй, нету ничего белей

белого листа бумаги, даже снег бывает ал.

…В слове «жребий» нету магии.

Вновь пустует пьедестал.


10/2/18

Открытие 'Б'. О природе в...

© Миша Мазель

1276 # 1513




Дорога к нам


Зимний тракт. Длинна дорога (подлиннее, чем зима).

Бородач лошадке «трогай» повторит. Она сама

Вскачь бежит, жуя поводья, и мотает головой.

Снег искрится от порога над застывшею Невой.

Мчится чёрная кибитка, мчится прочь под лёгкий звон.

Будет холода в избытке, но и он исчезнет вон.

Голоса друзей, бумага, скрип гусиного пера.

Ночь навстречу колымагой. Звёзды – свечи на пирах.

Волки стаей у опушки, но не воют на луну.

Кто в кибитке едет? Пушкин? Ему надо… в пелену?

Однозначно. Однозвучно. Снег приглушит стук копыт.

Он пока ещё не лучший. Неизвестен. Не убит.


10/12/18

Открытие 'Б'. О природе в...

© Миша Мазель

1282 # 1519




Букварное


…не трудно. Я сам…

А. С. Пушкин



Уважаемые дамы, разрешите вас спросить,

если жизнь – лимон и карма, для чего тогда творить?

Раньше мама мыла раму, раньше Саша в город шла,

так наивна и упряма… Говорите, не нашла

счастья, мира и покоя?.. Видно, мир сейчас такой.

Уважаемые дамы, сок лимонный льёт рекой.

Не пора ли выпить чаю между делом невзначай?

Сашу я опять встречаю. Чайник снова не почат.

Саша вечно ищет сажу. Саша души словом жжёт.

Скоро снег. С её-то стажем что ей снег… А мама – ждёт.

У нее такая карма: раму мыть. Моя – мечтать.

Только я – любитель снега. Значит, Саше не чета?..

10/15/18

Открытие 'Б'. О природе в...

© Миша Мазель

1285 # 1522




Окуджава в Нью-Йорке или от Анны к Анне.

(Нью-Йоркский зимний разговор с Анной и Надеждой об Окуджаве и не только)


… А. А.



Не плащ, а куртка… Зимний город и разговоры обо всём.

О трубаче, о том, что скоро мы ясность в этот мир внесём.

С чего всё началось? Пожалуй, с саксофониста на углу.

Я вспомнил строчку Окуджавы (про трубача). День сбросил мглу.

Возможно, это и не странно, но так сложилось с древних лет:

к поэтам вдруг приходят Анны… Центральный Парк. Кабриолет.

Немноголюдно. Чуть прохладно. Ещё один саксофонист.

На ветках прячутся гирлянды. Звук так пронзителен и чист.

И мы чисты. Хотите – верьте. Стучат копыта. Кучер строг.

Рожденье дня. Рожденье ветра. Немой восторг. Рожденье строк.

А Анна? Анна мне внимает. Я счастлив гидом быть. Фреза

подвластна многому. Прямая – ведёт вопросом: «Что же за?»

За каждым словом Окуджавы его война, его любовь.

И в пыльных шлемах комиссары с знамён его смывают кровь.

И нам как будто не пристало вставлять меж песен «про себя».

Но пьедесталы и составы мелькают небо серебря.

Что рассказать тебе, Надежда, о нашей хрупкой тишине?

Мы обсуждали это прежде, мы кутались… нет, не в шинель,

а в курточки, в слов тихий отзвук, в с ним приходящий тайный смысл

простых вещей, и… скрип повозок дождь за окном ещё не смыл.

Он льёт и лёт от века к веку, и говорит, и бередит,

и вдруг выходит на поверку, что ничего нет впереди.

И пустота ждёт наших действий, и наших мыслей, наших слов.

А где-то Пушкин с Окуджавой судачат про добро и зло.

Мы бродим с Анной по Нью-Йорку, я говорю ей о Москве,

я ей приоткрываю створки окна сокрытого в листве

стихов пока ей неизвестных, и сам в них окунаюсь с ней.

Надеюсь, Анне интересно. Наш путь лежит среди огней

Рождественских, Нью-Йоркских ярких: таких как твой, Надежда, взгляд.

Мы где-то меж Центральным Парком, Москвой, скоплением Плеяд

и незнакомою дорогой, ведущей в тихий городок…

… другая Анна смотрит строго: «Плащ застегни, совсем продрог!»

1/7/19

Внесение ясности

© Миша Мазель

1305 # 1542




Попытка возвращения

Не двойственная двойственность


… мысли в день 220-летия



Бежит дорога. Месяц слева проходит в двойственной тоске.

То полный он, то вновь двурогий, то серебрится на песке.

И тот песок не унимаясь, волнения следов глуша

внимает строчкам… Хмарь немая снимает утро с голыша.

Что сетовать, Идешь? Так вышло. Сложись иначе? Погоди.

Кто пришлый, кто родной… Мальчишка.

С дурным желанием в груди.

С дурным? С причудливым, с наивным, С единственным…

Бежишь? Ищи.

Пески, долины, рощи… Милый, пусть месяц справа –

не ропщи.

6/6/19

Порядок вещей

© Миша Мазель

1369 # 1606




Не в альбом


Лишь бич свистал, играя...

Н. А. Некрасов



Бьют Пушкина на площади в Москве.

Не глядя бьют, похоже, не узнали.

А что он бродит по ночам, каналья?

Без документов… Мир на волоске

висел не раз и со времён потопа

случалось много всякого. Толпа

пугает, и чревато – со столпа

спускаться… И столпам ломают стопы.

Не вовремя сошёл он погулять,

нет, чтобы… не рискуя – всё погуглить,

(что интересно). Мир – похож на улей.

Но вместо пчёл вокруг заметна тля.

Бродить в цилиндре можно не везде.

А с умным видом – завсегда чревато.

Выходит, Пушкин сам и виноватый?

Потопа нет, но есть водораздел.

Он есть всегда. Меж завтра и вчера.

Меж хорошо, и плохо, и не знаю.

И какова цена? Цена признания?..

Цена незнания? ...играем в чур-чура.

Заметили не сразу. Ну, исчез!..

Но странно выглядят пустые постаменты.

Семья сниматься… На фоне. Экскременты

птиц есть, а где же Пушкин? Взял и слез.

Так в чём сыр-бор? Приснился страшный сон?

(У Бредбери намного всё мрачнее.)

Сентябрь парит над городом вечерним

или другой период… Был резон,

смотреть тот сон?.. Не спрашивайте, право.

А кто-то с ужасом глядит сквозь чувств поток.

И ни один не понял: кто есть кто?

…бьют Пушкина. Кричат «ату» и «браво».

Исчезнут книги. Книжные герои

сбегут на Марс и дальше – в никуда.

И НАСА не увидит сквозь года

на красном шаре след любви и горя.

Он думал прогуляться по бульвару.

Но,.. все слова забрав, сквозь степь ушёл.

Так это просто сон? Всё хорошо?

На волоске?.. Опять трубят кифары.


9/18/19

Время покажет?..

© Миша Мазель

1422 # 1659




Баллада о нетускнеющем серебре


… А.С.П. и А.А.М.



Все поцелованные Б-гом сойдутся там когда-нибудь.

Зачем опять вы об убогом, из пепла пробуете дуть…

Зачем? Те свечи не погаснут, ни от дождя, ни от тоски.

Копыта грустного пегаса расколют ваших дум тиски.

Вы недовольны? Ваше право. Я оставляю за собой

не пробовать вставлять в оправу слезу росы. Наперебой

кричат две три четыре капли. Скорей. Смотри. Увидь. Лови.

Вы о стене. Я об спектакле. Вам – шум дождя. Мне – соловьи.

Спасибо, что болтали с нами, что снились часто по ночам.

Пыль, брошенная в ночь санями, пусть побудит озорничать,

мечтать и думать о великом, и о служителях добра.

И вашей горечи толики не замутнят блеск серебра.


11/14/19

Ветра с окраин

© Миша Мазель

1450#1687




Шажок к шажку


Мне нравится писать стихи,

делиться чувств и мыслей смесью.

Когда сарказм весьма уместен –

слова печальны и тихи.

Мне нравится искать… Зачем?

Когда бы знал, искать бы бросил.

Ответ – в поскрипыванье вёсел

и в вере в смысл предназначен…


И я пишу. Пытаюсь. Ночь…

Несёт… пока я замер в гребле.

Пока изогнутые стебли

цветов, прильнув к земле, помочь

себе восстать дерзают сами.

Всё это нереальность. Сны

которые нам всем ясны:

смотрю и слушаю часами.


Мне нравится смотреть в окно

и наблюдать движенье света.

Сдувает с опустевших веток

его как снег… и волокно

стихов нежданных быстро ткётся.

Как быстро? Год, а может век.

И где-то бродит человек,

и, может быть, о них споткнётся.


Не задавай вопрос. Ищи.

Ответ всегда неоднозначен.

Меня трясёт, хоть нету качки.

Я слышу ропот: «Не ропщи».

Зачем? Я не робею: жгу.

Я добровольный слов заложник.

Вы говорите это сложно?

Мне нравится… Шажок к шажку.


От Пушкина до Пастернака

и дальше. Век как длится день,

глаголом жжёт сердца людей,

не ищущих в глаголах знака.

Да, я заложник дней и слов

плыву, считаю, что не зная

куда… Бегу плыву из сна я?

В реальность? Вновь скрипит весло.


2/18/20

... из Книги Времён

© Миша Мазель

1512 # 1749




За шаг до лёгкого озноба


Сказка Пушкина о Рыбаке и Рыбке

это не притча о жадности, это притча о любви

вольная цитата из выступления Михаила Казинника



Время уйти на прогулку по городу

и позабыть телефон и ключи.

Время назвать тебя барышней гордою,

дать веский повод себя уличить

в трусости, глупости, подлости, верности

вредной привычке ваяния рифм.

Автоответчик скрипит непроверенный,

полный, поскольку оплачен тариф.

Экая невидаль. Слюбится. Стерпится.

Или не стерпится… Всё к одному.

Мой литгерой много пишет – не треплется.

Что ему по сердцу – всем по уму.

Или всё в точности, но наизнанку.

Ум или сердце? А чьи? Суть – не в том.

Строчки о гордой изящной осанке

бред сумасшедшего и моветон.

Время прогулки как нить из песчинок:

лает собака, идёт караван.

Ушку (игольному?) хватит починов,

лишь не втыкайте иголку в диван.

Шито ли, крыто ли, кем-то заштопано.

Шило на мыло. Корыто на таз.

Город не спит. Он застыл словно вкопанный,

так словно видит наш фарс в первый раз.

Что если так? Отыграем по полной.

Честно без фальши, без лжи, без обид.

Город не спит. Время – детская полночь.

Всё хорошо, лишь немного знобит.


4/23/20

Не проси... Не спугни... Не навреди...

© Миша Мазель

1564 # 1801




Поиски найденного


Я много лет искал дорогу,

не зная, что хожу по ней.

«Не будь к себе приятелем строгим!»

А кем мне быть? Цветком в окне?


Я ошибался в каждом слове

и в каждом находил ответ.

Я стал придуманным сословием,

зерном, растущим из кювет.


Мной нарисованный рисунок,

как черновик до боли прост.

Гора пустых ненужных сумок,

и тощий кактус в полный рост.


Я, повстречав прекрасных женщин,

их отпускаю и себя.

То флюгер надо мной скрежещет.

То – дворник тротуар скребя.


И прочие простые звуки,

совокупляясь к тем словам,

сливаются не то в науку,

не то толкают в клеть ко львам.


Науку неги без печали.

Науку страсти без любви.

Друг друга раньше мы встречали

и провожали корабли.


Возьму я сумку и наполню

для всех невидимым добром.

А дальше оттянусь по полной,

соря повсюду серебром.


И засверкают окна, реки

машины и (Б-г даст) глаза,

и, пусть не реи, просто рейки

как прописи в тетрадке. За…


6/15/20

Не проси... Не спугни... Не навреди...

© Миша Мазель

1597 # 1834




В глубине неверья


Июль! «… Заканчиваюсь завтра».

Такое дело – календарь.

Да, полноправный мой соавтор,

опять беседа двух гитар

вгоняет в красок мельтешение.

То жар, то бледность. Перепад

приблизит поиски решений,

что не нарушат звездопад

и голоса из-за деревьев,

и запах трав, и запах книг.

А где-то в глубине неверья

вдруг образ девушки возник.

Там, где смыкается аллея

с границей неба и воды,

она (поди проверь) белеет…

Прообраз счастья, и беды,

и чувства, что уравновесит

сюжет короткого стиха?


Июль уже почти не весит,

став чуть полегче пустяка.


7/30/20

Промежуточные выводы

© Миша Мазель

1653 # 1890



Изображение - мои авторские коллажи графическая обработка. Исходники - из Интернета.

Comments


Близкие по тематике сообщения в блоге
Featured Posts
Recent Posts
Search By Tags
Мои Соц. Сети:
  • Facebook Social Icon
  • Vkontakte Social Icon
  • Twitter Social Icon
  • YouTube Social  Icon
bottom of page