AllBooks.Ver.001 | mikhail-mazel-arts
arrow&v
arrow&v
arrow&v

Название

Книги

arrow&v

Момент преломления

«Уставший дождь» 
Шесть стихотворений Памяти Аркадия Эйдмана

Не говори слова прощанья.
Приветствия не предрекай.
Не стоит суть тянуть клещами,
плетясь в хвосте у ветерка.
Не стоит врать и сомневаться,
бояться, ждать и обещать.
Пускай дождём гремит овация.
Пускай смывает он печать
с конверта с тайными мечтами
оставленного на крыльце
Однажды даже дождь устанет
и сам изменится в лице.
И мир застынет в изумленье
и ты, немножко в стороне.
И солнц далёких преломленье
поманит… Почему бы нет?

1332

1569

1/161

Диптих Отголоски. В глубине

Навеяно балладами Даниэля 

Клугера и Нью-Йоркским снегопадом

Мысли кружатся, как снег за стеной.

Мысли кружатся и тонут в рассвете.

Чьё-то сомненье и чей-то настрой

борются словно деревья и ветер.


Цепкие ветви страха и сна.

Белая ночь, но не видно ни пяди.

Кто это?.. Снова себя не признал.

Подступы снег заметает не глядя.


Что это снова встаёт впереди?

Звуки увязли в сгустившейся взвеси.

В спину опять неотрывно глядит

тщетность попытки… Но слышится песня.


Нота за нотой: следы в тупике.

Где-то маячит спасительный выход.

Я просыпаюсь, сжимая в руке

листик бумаги. Конец передыху.


Цепкие лапы страха и сна.

Снег за стеной продолжает круженье.

Там в глубине затаилась весна.

Я начинаю попытку сближенья.


Просто смятенье и странный настрой.

Снова смешались и звуки и мысли.

Снег шелестит нерождённой листвой,

падая к нам из заоблачной выси.

545

781

1/161

Непроверенный урок

А выше тумана и ниже тумана

всё то же пространство любви и обмана.

И эту шкатулку туман не разделит

на части. А, значит, мы будем при деле:

гадать, и смеяться, и, может быть, плакать.

Всё стерпит туман (кроме ветра, однако).


Туман меж домами стоит занавеской.

Туман над холмами – сбежавшей невестой.

Туман над рекою, как новая скатерть.

Туман над полями... Вот так же накатит

на всё сокровенное, прошлое плёнкой...

и вдруг ты услышишь рыданье ребёнка

и смех (в отдаленьи) весёлый и ясный...


Там можно не спорить, что мир наш прекрасен.


Дыханья тумана, несущие страхи,

внушают: пространство родилось в рубахе.

В рубахе тумана?.. И это возможно.

Отдаться последним в тумане - несложно.


Сомненья умчатся от лёгкого ветра.

Стекутся в шкатулку тумана заветы.

Туман научил нас инстинктам поверить

и скрылся, опять свой урок не проверив.

694

930

1/161

Никто и никому…

“Пойдём же, нас заждались; мы должны...

Хотя и никому никто не должен.

И если не подобие лыжни,..

мы свежие следы в снегу проложим.”

                 из моего же стихотворения “Навстречу” (2004 г.)

Слова должны лечить.

Должны! Должны… Должны.

Слова – они ничьи.

Они, как тень лыжни:

и сами по себе

дрожащей синевой,

и маслом по резьбе,

и просьбою: – не вой.

Не вой, не плач, не рви,

не ври, не обессудь.

Слова – они в крови,

они тебя несут,

как лодку водопад,

как пёрышко тайфун,

но должен ты… впопад.

Не трафь и не дрейфуй.

Не можешь по лыжне –

скользи по синеве.

По правде – так нужней.

Левей? Правей? Первей…

Лыжня теперь река?

Там где трава растёт,

чем бестолку алкать,

разжёг бы сам костёр.

Слова должны… не врать.

Слова должны… учить.

Но и у кромки рва

слова должны… лечить.

Ты думаешь, ты прав?..

Ты предъявил чертёж.

Тогда – пиши и правь,

и не вздыхай – ну, что ж…

Не нравится – сотри.

Не верится – смотри.

Вновь белый снег пестрит

снаружи и внутри.

Скользишь?.. Скользи. Скользи.

Как по резьбе фреза

ты, двигаясь в ферзи,

врезаясь не срезал…

Тот ров, как край лыжни,

проложенной тобой.

Слова опять нужны

под дымкой голубой.

929

1165

1/161

Город невидимок

Этот город, которому тысяча бед, 

спит в блаженстве, охваченный утренней ленью.

Кто здесь?! Шорохи...То не полуночный бред -

разговор, что ведут меж собой поколенья.


Через гулкость дворов, над покатостью крыш,

по брусчатке проулков снуют одиноко

монологи, и чудится эхо... Услышь!

Кто-то сможет. Но хватит ли с этого проку?


Этот город, которому тысяча строф,

затаился и манит таинственной мощью.

И совсем не загадки буравят покров

этой странной, порою мистической, ночи.


Он исчезнет, как только на кончиках труб,

заалеет почти что незримая дымка...

Этот город-приют... город шепчущих губ.

Этот город, в котором мы все невидимки.


В нём не встретить забытых ненужных бродяг.

В нём заслуженно царствует вечная осень.

В нём соседствуют призраки всех передряг

и бездонная, чистая, гулкая просинь. 


Чтоб добраться досюда не нужен билет -

только будьте себе вы немного не чужды.

Если город живёт больше тысячи лет,

значит это, наверное, всё-таки нужно.

652

888

1/161

(4) Простая мелодия?

< 28 октября 1988; 4 августа 2016 гг. >

Ну, где же вы теперь мои друзья?

Уходите?.. Теряетесь из виду?

Исчезновение… Не я один озяб.

Умеющим не зябнуть, не завидуй.


Кто на день. Кто на пару. Кто… Не плачь.

Слеза, упав, травы’ не потревожит.

Кто говорит, что - лекарь. Кто - палач.

Оно не течь, как и стоять, не может.


Налейте мне вина, я пью за тех,

кого люблю. Один бокал, как прежде.

В часы разлук, как и в часы утех,

сквозь тот рубин глядят в надежде вежды.


Не надо, друг мой милый. Помолчим.

За всех… Пусть миром правит слово “рядом”.

Молчать и улыбаться - не почин.

Не стоит называть печаль обрядом.


Я говорю “привет” а не “прощай”.

Ведь тайна песен и сердец с вином не тает.

Смешно и уповать, и обещать.

Что там на дне? Мелодия… простая.

1076

1313

1/161

Мизансценка с неиспорченным замком

                         здравствуй, говоришь, вот я и дома

                         а тебе отвечают, – это не твой дом

                                                    Григорий Стариковский

Зачем столько слов, если можно испортить замок?

Зачем столько зла, если всё было ясно заранее?

Но кто-то зачем-то вернулся, продрог и промок.

И всё-таки всем непонятно, а кто из них раненый?

Похоже, что больше людей – терпит муку здесь дверь.

Выслушивать смену молчания на то, что в ней бесится.

Тут странное сборище глупых потерь, и промокших тетерь,

и скрипа, за крышу задевшего ржавого месяца.

Зачем он вернулся? Узнать что теперь… Одиссей?

Что зря привязал себя к мачте, что линия стёрта.

Он смотрит на блеск, словно слышит: «Рассей, ротозей!»

Нет, он не преступит то стёртое, будучи чёртом.

И кто был не прав, а кто прав не дано нам понять.

Мы тут не живём, мы никто, мы идём себе мимо.

Мы все Одиссеи. Стекают с нас отсветы дня,

и отсветы эти в плетении неутомимы.

1583

1820

1/161

За ширмой из бамбука

Человек идёт сквозь заросли бамбука.

Кто подскажет, что его влечёт?

Острый меч, как флаг, сжимают руки.

Человеку нет иной науки, 

как рубить и как валить плечом.


Человек идет, как будто твёрдо знает,

что там за… Как…

                        можно это знать?

И ухмылка у него не злая.

И не слышит воя он и лая,

в свой бамбук вгрызаясь допоздна.


В спину взгляд, с воды взметнётся

                                      чёрный ворон.

Человек идёт. Идёт навзрыд.

По колено в жиже? Значит, торен…

Плечи в кровь? Путь сквозь бамбук просторен

за спиной.

          А кем?

                 Ну, взрыт и взрыт.


Стихло. И не канонада, и не грозы…

Отрыдали эхом  крикуны. 

Он идёт – поэт житейской прозы.

Он случайно выглядит серьёзным.

Из-за снега ранней седины.


Снег не седина… Они всегда  на месте.

Снега струны, тот же самый лес.

Человек идёт сквозь лес к невесте.

Неуклюжий здесь и неуместный

средь прохожих… Не поможет пресс.


Человек смешно так двигает руками

и плечами, словно был зажат…

На душе у человека камень:

он в бамбуке рыскает веками,

а над той, что ждёт – снега кружат.


Там, вдали, за занавеской из бамбука,

Щёку положив на года нить,

ждут его удача и наука,

слово, дело, 

                          и, конечно, руки,

чей удел хранить, а не рубить.


Что несёт им человек? 

                                   Да что имеет.

В сердце горизонт, в ладонях снег.

Он решился. 

                         Он сейчас посмеет.

Не сбежит и 

                   не окаменеет.

Прорастет пред нею, как побег.


Смех людей и меч оставлены снаружи,

a бамбук колышется в двери

в комнату.

            И человеку нужно

просто сделать шаг. 

                            Так просто.

                                          Ну же?

Счастье ждёт. 

                   "Шагни ко мне… Бери…"

871

1107

1/161

Степень странности

Скребутся ветки по оконной раме.

Уносит облака на юг над крышами.

Ненайденный незаданный параметр

в неярком свете делает нас рыжими.

Опять про осень? Про погоду? Чувства? Карму?

Кому сейчас Вы машете руками?

Светает медленно. Открыл свою пекарню

соседский пекарь... Время... хвастать париками

не наступило, но наступит скоро.

(Уж, не об этом ли скреблись по стёклам ветки?)

И для чего глядите Вы с укором

на кончик тлеющий последней сигаретки?

Светает. Время. До безумья хочется

не сочинять сюжеты для романов.

Кленовая листва (какие почести)

кружит как на заставке "Парамаунт".

Кино? Кино... Кино - другое дело.

Да здравствует движение... За кадром

звучит "недоглядел", "недоглядела",

приветствуя кудлатую эскадру.

О, как нам хочется измерить степень странности

(да-да её: не пустоты, не боли).

Но эхо  почему-то об астральности.

И почему?.. Мы о параметрах - не более.

Мы не грустим. Мы стряхиваем пепел.

Что пасмурность? Эскадры - однократны.

Запахло хлебом... Нам - в иные степи.

Мы рыжие. Мы смешиваем карты.

1142

1379

1/161

Без следов

Не в преданиях, не в сказках тени рыщут.
Что-то колет не во сне и не в бреду.
Чешуёй по небу и по днищу
на удачу или на беду...

 

День осенний. Тёплый день осенний.
Не воскресный – будний тёплый день.
На ладонях жёлтый свет рассеянный
и следов тревоги нет нигде.

 

Не бывает так ни днём, ни вечером.
Без тревоги нет на свете мест,
Роскошь и подарок – быть доверчивым...
Впереди очередной семестр.

 

И в преддверье этого семестра,
промелькнёт и не оставит след
тень не тень... Молчание. Сиеста.
Блик в бокале. Уголёк в золе.

 

Никуда не денутся тревоги 
и печали прочь не убегут.
Только нету в тёплом дне подлога.
Правда, и иголки нет в стогу...

 

Нет иголки?  Пусть!...  Иголку ищут.
Пусть иголку ищут и найдут.
Чешуёй по небу и по днищу
на удачу или на беду...

 

Тёплый день не самооправдание
и не заблужденье тёплый день.
Чтобы ни было – свежо ещё предание
и крыло отбрасывает тень.
 

1263

1500

1/161

© 1997 - 2020 by Mikhail Mazel

​В Соцсетях: 

  • Facebook Social Icon
  • Vkontakte Social Icon
  • Twitter Social Icon
  • YouTube Social  Icon