ТЕГИ

Музыка

Бетховен

Шостакович

Хачатурян

Ойстрах

1192

Митя и Додик - Михаил Мазель
00:00 / 00:00

Митя и Додик

 

                      Д.Д.Ш. и Д.Ф.О.

 

Здравствуйте, Митя. Треск.

                                 Здравствуйте, Додик.

Может быть завтра? Нет, лучше сегодня.

Треск. Это рвётся в окно юный дождик.

С цифры двенадцать?.. Как будет угодно.

 

Вам непонятно? И мне непонятно…

Чуть побыстрее? Пункт тридцать четыре.

То от дождя расплываются пятна

и через треск проступают… Черты ли?

 

Просто беседа Давида и Димы.

Некое престо. Всё влёт с полуслова.

Пункт сорок восемь. Снега проходимы?

Пункт сорок девять… (Тот треск промысловый?)

 

Да? Сто двенадцать. Не цифра – страница.

Чуть меньше “ре”… Треск – щепоткою соли.

Даже не пробуй: не посторонится

и… не припрятать треск на антресоли.

 

Магия цифр или таинство речи?

Меньше и меньше вещей нам в диковину.

Дождь повзрослевший, стуча, не перечит

мыслям, что вдруг устремились к Бетховену.

 

Как его звали? Все знают, что Людвиг.

Как его звали друзья и родные

в узком кругу без торжеств и прелюдий

вечером с пивом смеясь в выходные?

 

Дождь за окном созидает орнамент.

Гении… Гении – смертные люди.

Их нарекают, как нас, именами:

Пётр, Александр, Антонио, Людвиг…

 

К ним обращаются ласково мамы,

братья и сёстры, друзья и подруги.

“Знаешь, брат Пушкин”… Сознанье шаманит.

Полно… Не хмурьтесь. Я – не с перепуга.

 

Додик… Вот тут всё так быстро, как градом…

Очень? Ужасно. Особенно двести.

А в остальном – несказанная радость.

Будто я сам… пусть звучит неуместно.

 

Митенька, право,.. как будто Вы сами.

Додик, в каденции Вы – мой соавтор.

Треск,.. словно время меж их голосами.

Всё?.. Убегаете? Значит, – до завтра.

 

Додик и Митя. На “Вы”, но с любовью.

Дождик пытается спрятать старенье.

Треск… и стекло от слезинок рябое.

Воздух наполнил процесс претворенья.

 

8/22/2013

*) На самом деле слова о каденции

принадлежат не Д.Д.Ш., а А.И.Х.